Коммерсантъ:
Инструменты для бизнеса. Сибирь спешит за зеленой генерацией

Несмотря на то что экономика проектов возобновляемых источников энергии (виэ) в мире заметно улучшилась за последние десять лет, в россии инвесторы пока не торопятся с их реализацией. всего в прошлом году на этот сегмент пришлось менее 1% от общего объема выработки электроэнергии. и если в сибири солнечные электростанции строятся — запущены в республиках алтай и тува, в омской области, то крупных ветростанций в округе пока нет ни одной. возможной причиной такой слабой динамики эксперты называют отсутствие мер господдержки при строительстве ветро- и электростанций. кроме того, округ является лидером по производству угля, нефти и газа, поэтому спрос на альтернативу еще долгие годы будет незначительным.

А НУЖНА ЛИ АЛЬТЕРНАТИВА?

Темпы развития рынка ВИЭ в России в сравнении с другими странами эксперты называют недостаточными. «Для сравнения: только за 2020 год в Китае было построено 121 770 МВт совокупно солнечных и ветростанций, в Германии — 6200МВт, в США — 29063 МВт, в Австралии — 6700 Вт»,— говорит директор по стратегии, развитию бизнеса и маркетингу Aggreko Eurasia (проекты энергоснабжения) Илья Нестеренко. В России за 2020 год построено 1196 МВт станций на ВИЭ, 66% из которых приходится на ветропарки и 34% — на солнечные станции. Всего в прошлом году всеми электростанциями России выработано электричества в объеме более 1,047 млрд КВт, из них 59% сгенерировали тепловые электростанции, 21% — атомные, 20% — ГЭС, менее 0,5% совокупно приходится на солнечную и ветровую генерацию. Потребление электроэнергии в то же время достигло 1,033 млрд КВт. Для сравнения: в Европе, по данным британского аналитического центра Ember, по итогам первой половины 2020 года на долю солнца и ветра пришелся 21% генерации электричества. Причем в некоторых странах, например в Дании, этот показатель достиг 64%, в Ирландии — 49%, а в Германии — 42%.

Вопрос необходимости развития ВИЭ в России регулярно поднимается в экспертных кругах, и в основном мнения представителей отрасли совпадают: отказ от развития зеленой энергетики влечет риски технологического отставания от развитых стран. Развитие альтернативной генерации сегодня также обусловлено экологической сознательностью и возможностью получить независимый источник энергоснабжения, считает генеральный директор компании по производству солнечных батарей Neosun Energy Илья Лихов.

СИБИРЬ ЗЕЛЕНАЯ

В Сибири сегодня развитие ВИЭ обусловлено необходимостью энергоснабжения изолированных территорий. Однако пока сравнительно быстрыми темпами развиваются лишь проекты солнечной генерации. В 2020 году аналитики компании Neosun Energy назвали округ одним из лидеров по объему мощности фотоэлектрических установок предприятий (1,583 МВт), уступающим лишь Югу (11,377МВт). Третье место занял Дальний Восток (1,240МВт). Специалисты проанализировали все запущенные в эксплуатацию солнечные проекты в стране с 2014 по 2020 год. При этом 91,3% всех частных солнечных электростанций было построено за последние два года.

«Россия в целом производит порядка 1,5 ГВт солнечной энергии, из которых на долю Сибирского федерального округа (СФО) приходится 128 МВт, или около 9%, что в принципе немного, но больше, чем, например, в других районах страны с относительно высокой инсоляцией. В частности, больше, чем в Дальневосточном округе (ДФО) и на Кавказе. Так что темпы роста солнечной энергетики в Сибири — одни из самых высоких в стране, она прибавляет в продажах до 50% в год»,— считает аналитик «Фридом финанс» Валерий Емельянов. Два первых крупных проекта с использованием энергии солнца были реализованы в Сибири в 2014 году. Один из них — Кош-Агачская солнечная электростанция (СЭС) мощностью 5 МВт в Республике Алтай, ставшая первым объектом солнечной генерации в стране. До этого момента регион полностью зависел от перетоков электроэнергии из других субъектов России. СЭС была построена за четыре месяца в районе села Кош-Агач. По данным метеослужбы, это одно из самых солнечных мест в России: здесь около 300 солнечных дней в году. Инвестором и генеральным подрядчиком строительства выступили структуры ГК «Хевел» (совместное предприятие «Реновы» и «Реам менеджмента»). Проект стоимостью 570 млн руб. прошел конкурсный отбор в соответствии с постановлением правительства РФ от 28 мая 2013 года №449 о механизме стимулирования использования ВИЭ на оптовом рынке электрической энергии и мощности. Сегодня в республике компанией «Хевел» построено восемь солнечных станций, в том числе самая крупная в Сибири Усть-Коксинская СЭС мощностью 40 МВт. Их расчетная годовая выработка электроэнергии — около 154 млн кВт. По оценкам компании, это позволяет обеспечить более 30% потребления электроэнергии региона и на треть сократить объем перетоков электроэнергии из соседних регионов.

Аналогичные станции были построены «Хевел» в Республике Тыва, Красноярском крае и Омской области. В Хакасии Абаканскую СЭС запустила в 2015 году компания «Евросибэнерго» (входит в группу En+). Установленная мощность — 5,2 МВт. Среднегодовое количество солнечных дней в Абакане превышает 310, это позволяет обеспечивать примерно 1/30 часть потребностей города в электричестве за счет экологически чистого возобновляемого источника энергии. «Срок окупаемости солнечных панелей и сопутствующего оборудования не превышает пяти лет при использовании на коммерческих объектах, где стоимость сетевого электричества выше, чем для частных лиц. Кроме того, возрастает максимальная присоединенная мощность в самое экономически активное время суток — днем, когда потребление электричества наиболее высоко»,— комментирует директор компании «Экопроектэнерго» Алексей Попов.

КОГДА ДУЮТ ВЕТРЫ

Помимо солнечных электростанций, в рамках госпрограммы поддержки возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в России предполагается строительство ветропарков. В частности, до 2024 года правительством РФ были выделены квоты на строительство 5,4 ГВт возобновляемой энергетики. Из этого объема 3,3 ГВт приходятся на ветроэнергетику. Крупнейшими проектами России считаются ветропарки в Ростовской и Ульяновской областях. В Сибири этот сегмент зеленой генерации пока не развит — заявлены к реализации всего два проекта. Так, еще в 2016 году Дмитрий Медведев утвердил схему территориального планирования в области энергетики, в состав которой вошло строительство ветровой электростанции мощностью 110 МВт в Омске.

На сегодняшний день проект находится в стадии реализации и должен быть запущен к 2030 году. В правительстве Омской области на запрос о стадии реализации проекта, его стоимости и перспективах не ответили. Другой аналогичный проект готовится к реализации в Красноярском крае. Министерством промышленности, энергетики и ЖКХ региона совместно с администрацией Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района, а также инвесторами прорабатывается возможность строительства гибридных энергетических установок (АГЭУ) на Таймыре в поселке Носок. ОКБ «Микрон» (производственная машиностроительная компания) ведется разработка и подготовка к опытной эксплуатации ветроустановки «Терус», работающей в режиме когенерации, т.е. одновременной выработки тепловой и электрической энергии.

«По результатам испытаний будет принято решение о возможности внедрения таких установок на энергоизолированных территориях края, в том числе в Арктической зоне»,— говорит министр промышленности, энергетики и ЖКХ Красноярского края Евгений Афанасьев. Стоимость проекта пока не называется. Эта территория для строительства ветряных станций была выбрана не случайно — ее потенциал обусловлен ограничением по времени северного завоза (не более двух недель из-за маловодности рек), высокой стоимостью привозного топлива, его доставки и хранения, энергоизолированностью и резко континентальным климатом. «В подобных районах, по нашим оценкам, при самых неблагоприятных условиях тарифы на энергию могут достигать 50–60 руб. за 1 кВт», — рассказывает директор по отраслевым решениям компании КРОК в энергетике Алексей Борисов. Как отметили в министерстве, внедрение ВИЭ в северных территориях Красноярского края в том числе требуется из-за необходимости модернизации существующих энергосетей (износ энергообъектов здесь составляет порядка 70%).

Кроме того, расчеты инвесторов показали, что альтернативная генерация позволит снизить потребление дизельного топлива на Таймыре на 15–20%. ВИЭ также можно использовать в качестве дублирующего источника. «Это закономерно сократит расход дизельного топлива и повысит надежность электроснабжения. Во-первых, потому что появляется дублирующий источник энергии. Во-вторых, уменьшаются наработка и износ дизельных генераторов»,— подчеркивает господин Борисов.

ПРОБЛЕМЫ НА ЗЕЛЕНОМ МЕСТЕ

Директор торговоинжиниринговой компании "СОЛАР ЦЕНТР" Алексей Попов: — Я оцениваю текущую нормативную базу как достаточную для развития малой генерации. Нельзя сказать, что мы имеем протекционистское законодательство по отношению к возобновляемым источникам энергии, но и запретительных мер фактически нет.

Основным барьером для роста ВИЭ в Сибири участники рынка называют отсутствие мер господдержки. «В стране нет программы федеральных субсидий и льготных кредитов на покупку оборудования и строительство ветро- и солнечных станций, а также системы регулирования выбросов с обязательными показателями и штрафами за их недостижение. В этих условиях, учитывая низкую стоимость электроэнергии во второй (сибирской) ценовой зоне (2-3 руб. за 1 кВт в части центрального энергоснабжения), реализация проектов ВИЭ для компаний все еще не является экономически привлекательной: окупаемость проектов может превышать 15 лет, что для многих неприемлемо»,— считает Илья Нестеренко.

Необходима определенная поддержка для стимулирования внедрения возобновляемых источников энергии в генерацию, развития зеленой энергетики, соглашается Евгений Афанасьев. «Возможно, это налоговые льготы — по НДС, земельному налогу — или субсидирование процентной ставки в случае использования кредитных ресурсов»,— уверен министр. В зонах децентрализованного энергоснабжения развитие проектов ВИЭ, особенно ветростанций, затруднено отсутствием развитой дорожной инфраструктуры, дефицитом строительно-монтажной техники и квалифицированного персонала непосредственно на месте возведения станции. В качестве проблем эксперты также называют нестабильность курса валют, которая имеет значение в том числе для иностранных инвесторов. Предпринимателям важно понимать, как долго они могут ожидать возврата инвестиций в будущем. Нестабильность затрудняет инвестирование, например, в производственную отрасль, так как для этого необходим постоянный спрос в течение последующих лет.

Серьезным барьером на рынке участники рынка называют и достаточно жесткое требование в России к обеспечению уровня локализации производимого оборудования ВИЭ. Например, для ветрогенерации данный показатель с 25% в 2016 году должен составить 65% к 2024-му. Кроме того, существующие нормы технического регулирования препятствуют реализации проектных решений, что ведет к удорожанию проектов строительства станций. К примеру, для ввода в эксплуатацию ветропарков на территории предприятия должны быть проложены дороги, соответствующие по качеству дорогам общего пользования — широкие, асфальтированные, с насыпью и водоотводными канавами, трубами дренажа, знаками и дорожной разметкой. В Европе для этого достаточно грунтовых дорог. Тем не менее затраты на строительство станций на ВИЭ не только положительно воздействуют на имидж компаний, но и помогают им снизить выбросы, улучшить ESG показатели и, таким образом, повысить инвестиционную привлекательность и конкурентоспособность их продукции на рынках, подчеркивает господин Нестеренко и прогнозирует рост на этом рынке.

Валерий Емельянов считает, что пока Сибирь является одним из крупнейших производителей угля, нефти и газа (в отличие от фотоэлектрики), есть спрос на ископаемые, а их себестоимость на единицу объема будет вполне приемлемой для населения и бизнеса, ВИЭ будут развиваться слабыми темпами. «По крайней мере в районах, близких к местам добычи и транспортным узлам. Когда альтернативные источники будут выдавать мощности, достаточные для основного потребления в мире, то ископаемые виды топлива начнут терять в объемах и расти в цене из-за дорогой логистики. К середине века они могут стать такими же редкими в продаже, как, например, торф, дрова или солома»,— делает вывод эксперт Лолита Белова.

 

 

WhatsApp